19 сентября 2023 16:14
читать 10 минут

Морская робототехника нащупала золотое дно

После ухода из России иностранных производителей морской робототехники добывающие, геологоразведочные, исследовательские компании могут рассчитывать только на отечественную продукцию. Но пока она в основном на стадии разработки, так что есть риск, что рынок захватит Китай.

Изображение: ЦКБ «Рубин»

У нас - сначала оборона, у них - наоборот

Нельзя сказать, что в России совсем не производят морских роботов, но их ассортимент и функционал крайне ограничены. Об этом говорили участники стартовавшей 18 сентября в Петербурге ежегодной выставки гражданского судостроения, судоходства, деятельности портов и освоения океана и шельфа «Нева-2023». 

Один из источников проблем отечественной робототехники в том, что она ориентирована, прежде всего, на оборонные нужды, а не на гражданские, как во всём мире, считает Дмитрий Семёнов, главный конструктор гражданской техники АО «ЦКБ морской техники »Рубин«.

Российская робототехника всегда пользовалась достижениями ведущих мировых лидеров, создавая на их основе собственные продукты. «Мы в »Рубине« с 2000-х годов приступили к созданию робототехники в интересах Министерства обороны. Тогда у нас был свободный доступ к зарубежным технологиям, оборудованию, комплектующим. И мы, основываясь на их опыте и достижениях, сразу приступили к созданию военной техники», — рассказывает Дмитрий Семёнов.

За рубежом же основу робототехники, около 66%, составляют гражданские заказы. Только когда технология основательно проверена, вышла на промышленный уровень, на основе гражданского продукта создаётся продукт военный. Поэтому стоимость оборонных разработок на порядок выше, так как у них другие задачи, другие показатели надёжности, износостойкости и так далее, уточняет Дмитрий Семёнов. 

По его оценке, стоимость создания изделия для гражданского использования составляет $1,5 тыс. в пересчёте на килограмм продукции, а для военного — $14 тыс.

Но в России до недавнего времени коммерческие потребители морских роботов — добывающие компании, спасатели, геологи, научные институты — закупали иностранную технику. Поэтому в российских вузах не учили специалистов по робототехнике, а рынок заказов этой продукции у внутренних производителей не сложился, проще было импортировать. «Теперь мы от всего этого отсечены», — говорит Дмитрий Семёнов. По его мнению, это шанс самостоятельно создать «фундамент, который вымыт у нас из-под ног». 

Рынок робототехники — это золотое дно, так как она сегодня в России востребована, как никогда, отмечает он. Особенно это касается создания комплектующих и оборудования.

Сам «Рубин» готов предложить для производства несколько своих решений. В их числе — новинка 2023 года, автономный необитаемый подводный аппарат «Аргус», который способен погружаться на шесть метров, работает от литий-ионных батарей и может выполнять подводную разведку полезных ископаемых, собирать информацию о структуре дна и состоянии водной среды. Это нужно, например, для прокладки трубопровода. После того, как трубопровод введён в эксплуатацию, «Аргус» может мониторить его техническое состояние.


Автономный необитаемый подводный аппарат «Аргус» от ЦКБ «Рубин». Фото: ЦКБ «Рубин»

Нужны мозги и комплексные решения

Проблема не только в том, что недостаточно отечественной техники, но и в том, что российские компании, в отличие от ушедших иностранных, обычно предлагают отдельные продукты, а не комплексные решения, уверен Олег Власов, главный конструктор проекта АО «Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения »Малахит«.

Например, советская атомная подводная лодка К-27, которая затонула в 1968 году в результате аварии, до сих пор лежит на дне и представляет собой большую опасность. «С ней надо работать, но это может только морская робототехника — и с точки зрения длительности подводных работ, и с точки зрения их опасности», — отмечает Олег Власов.

Для подобных работ необходимо не только предоставить собственно технику, но и обеспечить её энергообеспечение, связь с ней, обмен информацией, навигационное обслуживание и многое другое. «Малахит» пошёл по пути разработки таких комплексных решений, говорит Олег Власов. В частности, он разработал и в течение четырёх лет «обкатывал» в разных регионах РФ демонстратор подводного ангара для подводных работ, который может погружаться на глубину до 30 метров до 200 метров от берега. Этот агрегат как раз предоставляет комплексное решение.


Подводный ангар от «Малахита»

Второй путь, который, ориентируясь на опыт мировых производителей, выбрал «Малахит», — ответ на вопрос о том, «что должно быть в мозгах у Страшилы, чтобы он стал соображать», обрисовал Олег Власов.

Например, в «Малахите» задались вопросом, что нужно, чтобы обеспечить управление подводного необитаемого аппарата с системой распознавания объектов на основе нейронных сетей. В результате создан действующий макет агрегата, оснащённый контроллером Pixhawk, который позволяет быстро отладить систему управления. 

Технологии искусственного интеллекта помогают ему обнаруживать объекты в окне оператора. Корпус аппарата может быть произведён в любой конфигурации за несколько часов благодаря применению аддитивных технологий. Имеется задел для создания автономных необитаемых патрулирующих морских аппаратов с полезной нагрузкой, строительства осмотровых необитаемых подводных аппаратов.


Телеуправляемый необитаемый подводный аппарат «Малахит» легкого типа


Двуликий Китай

Разработкой роботов занимается несколько десятков российских институтов и КБ, и у многих есть продукты, которые будут востребованы российским рынком. 

Например, Астраханский госуниверситет им. В.Н. Татищева занимается созданием автономных дистанционно управляемых морских роботов надводных судов. В партнёрстве с петербургским Морским университетом и Санкт-Петербургским политехническим университетом Петра Великого астраханский вуз разрабатывает беспилотную морскую платформу. Кроме того, он уже выпустил на рынок телеуправляемый необитаемый подводный аппарат «Прометей» для проведения осмотровых работ на глубинах до 200 метров.

АО «Концерн ЦНИИ »Электроприбор« презентовал на выставке необитаемый подводный аппарат большой автономности. Дальность его хода — до 6,5 тыс. миль, автономность — несколько месяцев. Он сможет обеспечивать навигацию, радиосвязи, освещение обстановки: например, отслеживать айсберги и прочие препятствия на пути следования судна. Научно–производственное предприятие подводных технологий »Океанос« и Санкт-Петербургский государственный морской технический университет создают групповые системы управления для мониторинга и патрулирования акваторий.

Однако в большинстве случаев подобные разработки далеки от выхода на серийное промышленное производство, а российские потребители не могут ждать несколько лет, пока эти решения будут готовы, отмечают участники «Невы-2023». Между тем китайские компании способны мгновенно удовлетворить эти потребности.

«Если Китай вышел на этот рынок с запозданием на 25-30 лет, то сегодня они находятся чуть ли не на самом передовом мировом уровне. Темпам роста, которые сегодня демонстрируют китайские компании, могут позавидовать не только отечественные производители, но и мировые», — констатирует Дмитрий Семёнов из ЦКБ «Рубин».

Российские разработчики, потерявшие западных партнёров, готовы кооперироваться с китайскими, обмениваясь опытом. Однако это сотрудничество имеет и обратную сторону, предупреждают эксперты: китайские коллеги могут насытить рынок РФ своими роботами, и тогда отечественные разработчики так и не получат спроса в объёмах, необходимых для развития собственной робототехники. Чтобы избежать этого, без господдержки не обойтись, уверены участники рынка.

Больше новостей:
Производственный холдинг KMZ:
Cпециальный корреспондент