25 июня 2024 15:27
читать 15 минут

Декоративные санкции: ЕС запретил импортировать в РФ марганец, полимеры и экскаваторы

Европейский союз принял 14-й пакет санкций в отношении России. В промышленном секторе новые ограничения коснулись экспортных поставок российского сжиженного природного газа и гелия, а также импорта Россией марганцевой руды, пластмасс, соединений редкоземельных металлов, электрооборудования и экскаваторов. Эксперты говорят, что санкции выглядят скорее декоративными, нежели действенными.


Санкции двойного назначения

14-й пакет санкций в отношении России Европейский союз принял 24 июня. Новые рестрикции вступят в силу после публикации в официальном журнале ЕС, там же будет прописана полная номенклатура товаров, попавших под ограничения.

Российский СПГ - больная тема для Запада, первые санкции в отношении этого сегмента были введены еще в 2022 году, когда был введен запрет на поставку технологий и оборудования для сжижения газа. Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков отмечает, что на тот момент санкции вызвали проблемы у Усть-Лужского СПГ-предприятия «Газпрома» и у «Арктик СПГ-2» «Новатэка» (запрет лишил компанию возможности получить газовые турбины для второй и третьей очереди предприятия и модель их работы пришлось переформатировать).

Сейчас опять речь идет о запрете предоставления технологий, товаров и услуг (причем вновь для «Арктик СПГ-2», но также и для «Мурманского СПГ» «Газпрома»). Однако это далеко не единственный запрет. Новые ограничения касаются инвестиций в российские СПГ-проекты, а также перевалки газа из России в Европе. Первое выглядит, мягко говоря, странно, учитывая, что никто из европейских компаний и так не инвестирует в российский СПГ.

«Они прекратили инвестиции в режиме «самосанкций», - напоминает Юшков. - Так поступила, например, французская Total Energies, оставшись при этом акционером и «Ямал СПГ», и «Арктик СПГ-2».

Запрет на перевалку СПГ в европейских портах выглядит еще более странно, но лишь на первый взгляд. Фактически речь идет о запрете реэкспорта. Сейчас в Европу из РФ приходит танкер ледового класса, и там происходит перегрузка на суда неледового класса, которые уходят в Азию. При этом часть российского СПГ регазифицируется и поставляется потребителям самой Европы.

«То есть фактически европейцы хотят запереть больше российского газа на своем же внутреннем рынке, запрещая реэкспорт, - поясняет Игорь Юшков. - Экономическая логика ЕС здесь понятна: больше газа - ниже цены. При этом рассматривался и вариант полного запрета импорта СПГ из России, но для европейцев это было бы экономически нецелесообразно: РФ - второй по объемам поставщик сжиженного газа в ЕС (первый - Америка)».

Для России, по словам эксперта, такие меры особой угрозы не представляют. Несмотря на то, что целью санкций заявлено снижение доходов России, как раз доходы государства не снизятся. Дело в том, что экспортной пошлины на СПГ в России нет (а в случае с «Ямал СПГ» обнулены вообще все налоги). Таким образом, бюджет РФ и так ничего не получает. Есть, конечно, такие проекты как «Сахалин-2» и «Арктик СПГ-2», но поставки с первого идут в Азию без захода в Европу, а второй, хоть и готов к работе, но отгружать газ не может из-за отсутствия судов ледового класса. Впрочем, для экспорта с «Арктик СПГ-2» можно использовать летний период навигации по Северному морскому пути и экспортировать СПГ в Азию опять-таки без участия Европы. Пока, по мнению Юшкова, это не происходит из-за переговоров с Китаем о цене поставок. Кроме того, наиболее благоприятная ледовая обстановка на СМП будет лишь в августе-сентябре.

Эксперт полагает, что «Новатэк» дождется конца лета - начала осени и пригонит на Севморпуть суда-хранилища, уже построенные для российской компании Южной Кореей под перевалочные СПГ-хабы в Мурманской области и на Камчатке (позднее Южная Корея отказалась строить газовозы для «Арктик СПГ-2» - прим. ред.) Эти-то суда-хранилища и будут использованы для того, чтобы вывезти первые партии сжиженного газа с «Арктик СПГ-2».

«Учитывая вышесказанное, не думаю, что будет нанесен какой-то ущерб «Ямал СПГ», а также среднетоннажным заводам, таким как «Криогаз Высоцк» «Новатэка» и «Портовая СПГ» «Газпрома», - резюмирует Юшков. - Более того, учитывая, что в новых санкциях четко прописано, что импортировать можно, это может снять определенную токсичность с российского СПГ».

Запрет «солнечного» экспорта

Совет ЕС полагает, что поставки российского гелия на мировой рынок «являются источником значительного дохода», так что теперь гелиевый экспорт также оказался под санкциями.

С одной стороны, это может помешать экспансии России на мировой рынок гелия, где РФ может занять до 45% (об этом говорилось в мартовском исследовании Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН). Согласно тому же исследованию, производство гелия в России, которое в 2023 г. составляло 7,75 млн кубометров, к 2030 г. может вырасти до 75 млн куб.м.

Однако, с другой стороны, по словам главного стратега инвестиционной компании «Вектор Икс» Максима Худалова, российский экспорт гелия ориентирован в первую очередь на Китай, куда «Газпром» со своего Амурского ГПЗ отгрузил первую товарную партию гелия в сентябре 2023 года. Цены на гелий в КНР существенно выше, при этом надо учитывать, что в вопросе присоединения, либо неприсоединения к санкциям руководствуются в первую очередь собственными интересами.

Более подробно о перспективах российского гелия см. апрельский материал Mashnews.

 

Марганец и редкоземы

ЕС также ввел дополнительные ограничения на экспорт товаров, которые способствуют укреплению промышленного потенциала России (например, марганцевые руды и соединения редкоземельных элементов).

Председатель Ассоциации производителей и потребителей редких и редкоземельных металлов, генеральный директор ОАО «Соликамский магниевый завод» Руслан Димухамедов обращает внимание на то, что Россия не закупает марганцевую руду из ЕС. И никогда не закупала - в Европе ее просто нет.

В Европе находятся товарно-сырьевые биржи и логистические центры, через которые может идти перевалка марганцевой руды, и только тут Европа может чем-то помешать российским металлургам.

«Хотя за прошедшие два года российские компании смогли наладить альтернативные каналы поставок материалов», - отмечает Димухамедов.

По его словам, основными поставщиками марганцевой руды на мировой рынок являются ЮАР, Габон и Австралия (при этом ЮАР и Габон вдвоем покрывают 60% глобального рынка).

«Насколько ЕС сможет влиять на ЮАР, как на члена БРИКС, - покажет время», - говорит Димухамедов.

Что же касается России, то на ее территории есть ряд месторождений марганцевой руды, но они, по словам Димухамедова, либо с бедными содержаниями, либо с недоразведанными запасами.

«До тех пор, пока российские металлурги смогут свободно покупать марганцевую руду на мировом рынке - у российских месторождений мало шансов, так как их себестоимость объективно выше, - говорит собеседник Mashnews. - Так что в данном случае вопрос добычи собственной марганцевой руды - это не вопрос сырьевой базы, не вопрос технологий, а только вопрос экономики. Если российские металлурги будут готовы платить за руду не по мировым рыночным котировкам, а по себестоимости добычи в России - добыча будет обеспечена».

По редкоземельным металлам (РЗМ) ситуация в чем-то аналогична марганцу. В ЕС нет собственной добычи РЗМ, но, в отличие от марганца, редкоземельные металлы импортируются в Россию напрямую из Китая, без посредничества европейских бирж и логистических центров, подчеркивает Димухамедов.

Кроме того, в отличие от марганца, в России сохранилась собственная добыча и переработка РЗМ. Редкоземельную руду добывает Ловозерский ГОК в Мурманской области, а перерабатывает ее Соликамский магниевый завод в Пермском крае, рассказывает Димухамедов, отмечая, что сегодня задача стоит не столько в том, с чтобы добывать РЗМ, сколько в том, чтобы выпускать широкую номенклатуру изделий на их основе: неодимовые двигатели, лантановые стекла, цериевые катализаторы, и многое другое.

«Огромная часть продукции на основе РЗМ уже серийно выпускается в России. Задача лишь в расшивке отдельных узких мест технологической цепочки. И здесь масштабирование производства - это тоже не столько вопрос сырья и технологий, сколько вопрос экономики. И Правительство Российской Федерации прилагает большую массу усилий для успешного решения данного вопроса», - говорит Димухамедов.

 

«Пластиковые» санкции

Новые ограничения коснулись и поставок в Россию ряда видов пластика (пока не уточняется, каких именно, это станет известно после публикации в журнале ЕС).

По данным Российского союза переработчиков пластмасс (РСПП), в досанкционном 2021 г. в РФ ввозилось 1,6 млн тонн импортного сырья. Дело в том, что ряд материалов (таких как ПА66, ПБТ, ПЭТ, ПОМ, EVOH, SEBS) в РФ не производится в нужном количестве или, как в случае с ПП и ПЭ, в нужном марочном ассортименте.

Однако уже в 2023 г. российские переработчики изготовили 7,1 млн тонн полимерных изделий, в том числе,  используя для этого 1 млн. тонн импортного сырья, в основном, из Китая, Кореи и Турции.

«Цена отечественных полимеров - одна из самых высоких в мире, что также толкает переработчиков  покупать за рубежом, - поясняет президент РСПП Михаил Кацевман. - 14-й пакет санкций ЕС ограничивает ввоз полимеров из Европы, который в 2022 и 2023 гг. снижался  кратно, и сейчас представляет собой очень незначительную долю (не более 10%) от общего объема и поставляется в большинстве случаев по параллельному импорт . То есть 14-й пакет просто узаконивает то, что уже имеет место».

Кацевман отмечает, что  определенные трудности  в  инновационном развитии  РФ новые санкции, безусловно, вызовут, но эти трудности не будут драматичными. По словам президента РСПП, российская полимерная индустрия четко осознает, что на сегодня нет альтернативы локализации сырья и технологическому  суверенитету.

«Но надо трезво смотреть на ситуацию, трезво оценивать существующие проекты развития, понимать, что мы сможем себя обеспечить по большинству сырьевых  полимерных позиций не ранее 2028-2030 гг.», - предупреждает Кацевман.

 

Сито, а не занавес

Что касается запрета на поставку в РФ экскаваторов, то и в данном случае санкции выглядят несколько декоративно.

«На протяжении последних лет десяти на российском рынке экскаваторов и подобной техники превалируют азиатские производители, занимающие значительную долю, - комментирует директор ассоциации «Объединение «Дормост» Кирилл Иванов. - В том числе и те, кто открыл производство на Урале, в Сибири и производит технику на территории РФ (например, китайские LiuGong и Foton)».

Проблема запчастей для американской и европейской техники, по словам эксперта, решается в том же режиме, что и в автопроме: поставки идут через третьи страны, по налаженным каналам. Россия достаточно хорошо адаптировалась к этим режимам, отмечает Иванов.

«И предпосылок к коллапсу, или даже застою, мы сейчас не видим», - говорит эксперт.

Пока непонятно, как себя поведет в этой ситуации Япония, однако Иванов указывает, что, хотя японцы на словах выступают в поддержку санкций Запада, на деле все обстоит несколько иначе.

«Мы слышим политические заявления о присоединении к санкциям, но на практике выходит так, что остается множество лазеек, через которые продолжаются поставки, - указывает Кирилл Иванов. – Это, скорее, сито, нежели не занавес».